Templates by BIGtheme NET

Экономический парадокс России: ВВП растет, а доходы падают

Прогнозы о будущем развитии страны полны противоречий


Сегодня в 19:28, просмотров: 421

В деловых кругах существует поговорка: «Где два экономиста — там четыре мнения». Этот афоризм ярко отражает сомнения в точности прогнозов, которые дают государственные ведомства и независимые исследовательские институты относительно роста российской экономики и конкретно внутреннего валового продукта. И хотя различия в оценке не превышают нескольких десятых процента, они вносят сумятицу в умы заинтересованного населения: кому же верить?

Минэкономразвития прогнозирует, что валовой внутренний продукт (ВВП) России в 2017 году вырастет на 2,1%. Это не совпадает с прогнозом Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который предполагает рост на 1,8%. С ним согласны эксперты Международного валютного фонда, тогда как рейтинговое агентство S&P ждет роста ВВП в 2017–2020 годах в среднем только на 1,7%. При этом агентству Fitch близка оценка Минэкономразвития. Наибольший скепсис проявляют аналитики 10 крупнейших российских инвестбанков, которые выдают консенсус-прогноз только на 1,6%.

Несмотря на то что разница между самой оптимистичной и самой пессимистичной оценкой не превышает 0,5%, что укладывается в рамки статистической погрешности, создается впечатление, что каждый из прогнозистов «подгоняет» расчеты под какие-то свои цели, заодно путая и пугая обычных граждан, которые никак не могут ощутить экономический рост на своих карманах и кошельках.

Почувствуйте разницу

Разобраться в причинах разброса мнений непросто даже специалистам — экономисты публикуют только конечные результаты своих расчетов, не объясняя, каким путем они пришли к тем или иным выводам. Тем не менее разница в прогнозах зависит чаще всего даже не от разных исходных данных, а от различных методик определения ВВП и тех допущений, на которых строят свои расчеты экономисты.

Эти допущения могут быть какими угодно. Нередко экономисты берут за основу динамику прошлых лет. Если в предыдущие годы она была слабой или негативной, то эксперты экстраполируют ее на период выхода из кризиса. У них получается достаточно консервативный прогноз, но его авторам легче всего обосновать — раз в прошлые годы экономика показывала слабую динамику, маловероятно, что в будущем нас ждет сильный скачок вперед.

Еще есть разница в методиках. Экономисты, которые прогнозируют ВВП по доходам в системе национальных счетов, обязательно принимают во внимание динамику доходов населения и прибыли предприятий реального сектора. Эта динамика весьма неоднозначна. Реальная заработная плата в России, по данным Росстата, за 9 месяцев 2017 года выросла всего на 2,5%. В промышленном секторе за три квартала чистая прибыль упала на 6% к аналогичному периоду кризисного 2016 года. Поэтому консервативные прогнозы по ВВП могут основываться на том, что динамика доходов населения и предприятий России в этом году была недостаточно сильной для того, чтобы ждать роста на 2%.

Есть и экономисты, прогнозирующие ВВП, исходя не из национального дохода, а из совокупных расходов населения, частных предприятий и государства и прибавляя к ним чистый экспорт. Одним из допущений для такой модели является динамика розничных продаж, отражающая состояние потребительского спроса. В начале 2017 года розничные продажи в России показывали спад, но по итогам 9 месяцев он сменился ростом на 0,5% к аналогичному периоду 2016 года. Минимальный рост продаж означает слабую динамику доходов сектора розничной торговли и услуг, которые являются важной составной частью ВВП.

Догоним и перегоним

Оптимисты, которые ждут роста ВВП России в 2% и более, опираются на данные о сильной динамике инвестиций в основной капитал предприятий (по данным Росстата, за I полугодие в России инвестиции в производство увеличились на 4,8%), а также на оптимистичную динамику роста производства во многих отраслях российской промышленности и фактор импортозамещения.

По итогам 9 месяцев 2017 года промышленное производство в России выросло на 1,8%, что может считаться важным индикатором будущего роста ВВП. Примечательно, что локомотивом роста стала не нефть, а несырьевые отрасли — машиностроение, химическая, легкая и пищевая промышленности. Не отставала добыча газа и угля.

Добыча нефти росла очень умеренными темпами, что неудивительно — Россия ведь участвует в сделке о сокращении добычи нефти вместе с ОПЕК. Поэтому и нефтяной сектор за 9 месяцев у нас вырос только на 0,5% к аналогичному периоду 2016 года. Зато сокращение предложения нефти на рынке позволило во II полугодии сильно толкнуть цену барреля вверх, а это уже залог будущего роста добычи «черного золота».

Суммируя разные факторы, можно предположить, что в пользу более сильной динамики ВВП говорят сильный рост инвестиций в основной капитал, оживление строительства и положительная динамика ряда отраслей промышленности в текущем году. Cреди факторов, которые пока сдерживают рост ВВП, можно выделить продолжающийся спад реальных доходов населения и все еще слабый рост розничных продаж.

В общем, факторов влияния на динамику ВВП так много и они настолько разнонаправленны, что, получается, каждый эксперт или ведомство правы по-своему и их рассудить может только время, ведь декабрь еще не закончен.

фото: Александр Астафьев

Максим Орешкин и Алексей Кудрин спорят о статистической погрешности в росте ВВП.

Госсектор тянет всех

За I полугодие российский ВВП, по данным Росстата, вырос на 1,5% к аналогичному периоду 2016 года. Но динамика была неравномерной: во II квартале наблюдался рост ВВП в годовом исчислении на 2,5%, а в I квартале рост был очень слабым, всего на 0,5%. Если смотреть на динамику ВВП в чисто статистическом разрезе, то основной вклад в рост ВВП внесли те секторы экономики, которые в I полугодии создали более высокую добавленную стоимость, чем в аналогичном периоде 2016 года.

В первую очередь речь идет о добыче полезных ископаемых. Однако в этом году важнейшим локомотивом роста в секторе добычи полезных ископаемых стал «Газпром» и другие производители «голубого топлива», ведь в России добыча газа растет двузначными темпами, компенсируя спад во время кризиса. Помогает росту и угольная промышленность. Хорошие темпы (более чем на 2%) показывают некоторые сегменты сферы транспорта, услуг и торговля. Хотя в торговле, учитывая довольно слабую динамику розничных продаж, рост добавленной стоимости происходит за счет цен, а не за счет спроса. Также среди динамично развивающихся отраслей — электроэнергетика, финансовый сектор и страхование, обрабатывающая промышленность, связь и информационные технологии, государственное управление и социальная сфера. Все эти отрасли выросли за I полугодие на 1–1,4% к аналогичному периоду прошлого года.

Среди отстающих — значительная часть сферы услуг, медицина, строительство, домохозяйства (спад составляет от 0,1 до 2,3%), а также сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота и рыболовство.

С экономической точки зрения главным драйвером роста остается, как и раньше, цена на нефть, которая в этом году превысили $60 за баррель и фактически стимулирует рост в газовой индустрии — ведь в экспортных контрактах «Газпрома» цена газа привязана к цене на нефть. Напомним, что две трети российского ВВП обеспечивает государственный сектор, так что в настоящее время именно он вытаскивает всю экономику из кризиса. Отдельные сегменты частного сектора в экономике находятся в середнячках по темпам роста, а некоторые вообще в отстающих. Слабый рост частного сектора в свою очередь тормозит и рост зарплат, и создание новых рабочих мест. Таким образом, выходом из кризиса Россия опять обязана всесильному государству с его госсектором.

Однако можно вспомнить, что госсектор в 2014–2016 годах оказался не в состоянии воспрепятствовать кризисным явлениям в экономике. Дело в том, что локомотивом роста самого госсектора в первую очередь служат госпредприятия топливно-энергетического комплекса, который зависит от мировых цен на нефть. В тот период низкие цены на нефть стали драйвером экономического спада, а в 2015 году масла в огонь внутреннего российского кризиса добавил еще и резкий скачок инфляции потребительских цен (почти до 13% в год).

Но в 2016 году и особенно в нынешнем году кроме растущей цены нефти фактором роста ВВП стали (впервые в новейшей истории России) низкая инфляция и низкие процентные ставки, что жизненно важно для отраслей, реализующих свою продукцию на внутреннем рынке: сектора услуг, многих отраслей обрабатывающей промышленности (в том числе потребительского сектора), связи и информационных технологий.

Мечта о совершенном ВВП

Для отраслей-экспортеров стабильность и предсказуемость экономики, в том числе курса рубля, облегчает планирование, а государству — среднесрочное прогнозирование бюджета. Напомним, что в период кризиса правительство отказалось от составления госбюджета на три года вперед и возобновило трехлетнее планирование только в этом году. В росте российского ВВП есть определенная заслуга и Банка России, ведь его политика снижения ставок делает кредиты более доступными, что помогает и производству, и банковскому сектору.

Сдерживает рост невысокий потребительский спрос и отчасти укрепление рубля, которое перестало стимулировать массовое импортозамещение. Скорее факторами импортозамещения являются геополитика и, как ни странно, санкции США. Например, новые санкции, которые против России ввел Конгресс США, могут стимулировать сокращение импорта или даже полный отказ от него в гражданском авиастроении. И хотя в России темпы роста ВВП можно сравнить с темпами роста ВВП Великобритании (1,5%) и Японии (1,4%), они представляются не слишком стабильными, пока доходы населения не восстановились на докризисном уровне.

Да и по размеру ВВП Россия отстает от многих развитых и даже развивающихся стран. В 2016 году, согласно оценкам МВФ, Россия, крупнейшая страна мира по территории, один из крупнейших экспортеров энергоресурсов в мире, занимала только 14-е место в мире по размеру номинального ВВП в долларовом эквиваленте, в то время как Япония находилась на 3-м месте в мире, а Великобритания — на пятом. Напомним, что еще в 2015 году Россия занимала 10-е место в мире по размеру ВВП. По размеру ВВП на душу населения Россия и вовсе занимает 67-е место в мировом рейтинге, правда, обгоняя по этому показателю Китай.

В развитых странах двигателями экономического роста являются доходы населения и потребительский спрос. В России же рост фактически зависит от динамики цен на нефть и уровня инфляции. Цены на нефть растут еще с 2016 года, инфляция с наиболее тяжелого для экономики 2015 года понизилась в разы, а доходы населения пока и вовсе не растут.

Поэтому о выходе на средние темпы роста мировой экономики, которые в текущем году составят, по разным оценкам, от 2,7 до 3%, России остается лишь мечтать. Нам трудно даже соревноваться и с нашими партнерами по БРИКС Китаем и Индией по огромным по мировым меркам темпам роста. По итогам III квартала 2017 года подъем ВВП Китая составил 6,8%, Индии — 6,3%. Китай наводнил своими дешевыми гаджетами и потребительскими товарами весь мир, Индия все больше позиционирует себя как высокотехнологическое государство, успешно развивая при этом и добычу сырья, и потребительский сектор. В России же пока только начинается процесс диверсификации экономики и снижения сырьевой зависимости. Для выхода на среднемировые темпы роста государству придется развивать несырьевые секторы, вкладывая в них значительные средства и поощряя частные инвестиции, а возможно, и уменьшать свою долю в экономике.

Чего можно ждать по итогам года? Высокие цены на нефть и низкая инфляция, скорее всего, вытянут рост экономики на уровень 1,8–2%. Но даже если предсказание Алексея Кудрина о росте ВВП в 2017 году на 1,8% не оправдается, с высокой вероятностью может оправдаться другой его прогноз: для устойчивого подъема нашей экономики необходимы структурные реформы и масштабная диверсификация.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Игорь НИКОЛАЕВ, директор Института стратегического анализа ФБК:

«Темпы роста российского ВВП по итогам этого года не выйдут за пределы 2%. В связи с этим оптимистичный прогноз, которого придерживается Минэкономразвития, не будет реализован. В сентябре и октябре наблюдалось снижение ВВП. К аналогичному периоду прошлого года рост ВВП в октябре уменьшился до 1% против 1,9% в сентябре. Чтобы преодолеть планку в 2%, необходимо добиться темпов роста в ноябре-декабре чуть ли не в 3%. Однако, скорее всего, по итогам ноября мы также увидим отрицательную динамику, наверстать которую в последний месяц года вряд ли получится».

Евсей ГУРВИЧ, руководитель Экономической экспертной группы:

«Хорошая новость заключается в том, что спад отечественной экономики завершился и цена кризиса оказалась ниже, чем можно было ожидать. Экономика растет, так как цена на нефть увеличилась на 20% к прошлому году. Плохая новость заключается в том, что в России признаки роста есть, а признаков новой модели роста как не было с советских времен, так и нет. По-прежнему вся динамика зависит от цен на нефть и выражается в наращивании объемов производства без повышения эффективности производства и качества товаров. И даже в этой модели России есть к чему стремиться».

Let’s block ads! (Why?)

Загрузка...