Братоубийственная ложь. Как убивают украинские СМИ

Новый киевский режим, взбираясь к власти по трупам и баррикадам, при всем при этом умудрялся подавать себя горделиво и осанисто.

Так с подножки электрички сходит на станции в райцентре вернувшаяся на каникулы студентка, ощущая к некогда бывшим родным местам презрение невероятной силы

Обещая направо и налево немедленный приход всех благ цивилизации в доселе темную и забитую страну, апологеты и сторонники государственного переворота демонстрировали небывалый апломб. Не сделав ничего, едва примериваясь к рычагам управления, они критиковали все существующее, не оставляя тому шансов на оправдание.

Доставалось всем, но особенно доставалось масс-медиа, которые все до последнего были названы прислужниками режима, частью управленческого конструкта «преступной панды», общественным инструментом, начисто лишенным чувства достоинства и собственного голоса вкупе с независимой точкой зрения. Исключения делались лишь для пары-тройки изданий и телеканалов, последовательно продвигавших в сознание социума идеи, на которых новые властители въехали во властные кабинеты.

Нельзя сказать, что подобная критика масс-медиа, существовавших на Украине до 2014 года, начисто лишена оснований. Наверное, одним из доказательств того, что упреки, озвученные в сторону украинского журналистского цеха, справедливы, является тот факт, что подавляющее число изданий, хоть в Киеве, хоть в самом заштатном населенном пункте, не рискнули назвать произошедший на Майдане госпереворот госпереворотом, а массово послушно покаялись, признали комплекс допущенных ошибок и пообещали впредь вести себя послушно и сервильно, что до сих пор, в общем-то, и делается. 

Теперь во главе страны действительно диктатор, в отличие от мямли и побирушки Януковича, полномочия правоохранительных и прочих силовых органов нынче практически не сдерживаются обществом, а уровень коррупции таков, что даже заокеанские управляющие Украины хватаются за голову, будучи не в состоянии осознать подобный заоблачный уровень хамства и беспардонщины.

Выполняет ли в данных условиях пресса роль той самой «четвертой власти», о которой гражданские активисты долдонили, не переставая, всю историю независимой Украины? Разумеется, нет. Украинские медиа не стали, да и не могли стать чем-то отличающимся от общей украинской действительности, кровавое месиво Майдана, и последовавшая война не сделали их другими. Как и до всех знаковых событий подавляющее большинство СМИ — это ручные псы различных олигархических или финансово-промышленных групп, орудия нападения и защиты в бесконечных клановых войнах, арсенал, без которого в «демократической» Украине не может гарантировать себе безопасное существование сколько-нибудь заметный владелец заводов, дворцов, пароходов, а еще и бескрайних земель.

Мнимая «свобода слова», которой нынешние украинские медийщики отчего-то кичатся, противопоставляя ее якобы тотально отцензурированным соседним режимам, была есть и будет результатом схватки бульдогов под ковром, во время которой те же Ахметов и Порошенко могут демонстрировать доброжелательные улыбки и рукопожатия, а истинный характер их взаимоотношений можно понять из гладиаторских ристалищ между подконтрольными им и аффилированными с ними медиа, которые не стесняются демонстрировать всю полноту братской любви в условиях падающей экономики и сокращающихся рынков.

Впрочем, любой, даже самый кровавый спорт имеет свои правила, присутствуют они и тут. Первое правило — беречь границы Украины, потому что если границы рухнут окончательно, то внешние игроки сожрут местную знать так же, как если бы они были дюжиной устриц в не самом дорогом европейском ресторане. Второе правило: не пересматривать итоги государственного переворота 2014 года, так как очередного пересмотра экономика и гражданское устройство страны уже может не выдержать, действующую власть опять попросят на выход, а все это может привести к нарушению «правила номер один». 

Это судрожное цепляние за ареал обитания, который, несмотря ни на что, даже во время войны, бед и лишений все-таки позволяет кормиться и при этом кормиться хорошо узкому кругу украинского олигархата, подконтрольные им медиа называют «патриотизмом» и готовы заголовком или сюжетом размозжить голову каждому, кто покусится на святая святых хозяев и инвесторов. 

Но разве только заголовком? Так на прошлой неделе известный украинский журналист Руслан Коцаба оказался в эпицентре уличной стычки, когда стал объектом нападения со стороны очередного украинского «активиста». Кажется, что работники европейских медиа европейской страны, как им хочется о себе думать, должны были в данном случае продемонстрировать обладание стандартами этики и морали. Показать, как зрелый гражданин должен реагировать на проявление уличного насилия в его стране. Но привлекательная теория цивилизационного роста осталась где-то за бортом, а на страницы сайтов и в телеэфир ожидаемо вылилось природное содержимое нутра и сознания работников нынешней украинской прессы. «Каждой твари по харе» — доброволец дал в нос скандальному Коцабе», «Хорошо, но мало: экс-боец АТО избил пропагандиста Коцабу», «Член „Правого сектора”* о нападении на журналиста Коцабу, который записывал „голос толпы”: можно было добивать» и т. п. Желанию увидеть смерть или хотя бы страдания врага, которое демонстрировали в тот день многие украинские издания, могли бы позавидовать посетители древнеримского Колизея. Некрасиво? Некрасиво, но что поделать — инстинкты.

Вообще говоря, минувшая неделя была богата на т. н. «каминг-ауты», во время которых работники украинских революционизированных медиа демонстрировали, что ничто человеческое им не чуждо, в том числе и пресловутая цензура, которая, как известно, есть в Москве, Минске и Ташкенте, но которой нет и быть не может в Киеве. А оказалось, что вполне. 

Вот из интервью с директором известного банкирского дома Rothschild & C. Джованни Сальеветти, которое было опубликовано на «Украинской правде», вдруг берет и сам собой исчезает целый кусок, в котором известный финансист говорит о неизбежности восстановления торговых связей между Украиной и Россией, если, конечно экономическое самоубийство не является для Киева ближайшей стратегической задачей. О пропаже куска текста в своем фейсбуке заявила сама автор интервью Екатерина Шумило, видимо справедливо полагая, что подрезать Ротшильда в угоду редакционных стандартов может в будущем оказаться себе дороже: все-таки Ротшильды были, есть и будут, а вот ожидает ли подобная стабильность «Украинскую правду» — не факт. 

Что характерно, никаких внятных пояснений со стороны редакции по данному поводу не последовало и вряд ли последует. 

Это СМИ прошлых лет должны были оправдываться перед общественными активистами за каждый случай похожего редакционного вмешательства. Сейчас, упрекать вчерашних борцов с цензурой в том, что уже их новая цензура оказалась в разы циничней и жестче, может оказаться себе дороже.

Примеры некоторых медиа, которые отказались следовать в националистическом мейнстриме, а в ответ и наказание получили поджоги, битье окон, нападения на журналистов и меры судебного и налогового преследования — хорошо разъясняют, чем чревата неадекватная оценка ситуации со свободой слова на Украине и вера в медиа как действующую четвертую ветвь власти. 

А чтобы окончательно объяснить, на чьей стороне сила во всей этой истории провластный пул писак и борзописцев на прошлой неделе и вовсе зашел с козырей. В фейсбуке прокатился отчет подконтрольных власти блогеров, которых допустили практически к основанию престола современного мироустройства — в штаб-квартиру НАТО. Накормленные и обласканные сетевые активисты резюмировали «Главный вердикт поездки: Мы не одни. Но воевать нам».

Очевидно, что сочинялся этот исполненный патриотического ража вердикт с легким сердцем: воевать, в настоящем смысле этого слова, все-так не им, не блогерам на зарплате, не журналистам и уж нем более не руководителям украинских медиа. Воевать парням достатком и происхождениям попроще. Сегодня на фронт идти тем, тем, кого прельщает зарплата контрактника, в условиях отсутствия нормальной мирной работы. Завтра, если НАТО решит воевать по-настоящему, в окопы и под пули пойдут те, кого упакуют в роты и батальоны очередной мобилизационной волной. 
А вчерашние визитеры в Северо-Атлантическую структуру будут привычно освящать проникновенными текстами процесс братоубийственной мясорубки, в которой Украине поручено и доверено стать каким-то там «ключом к евроатлантической безопасности», а на деле инструментом раздражения и создания определенной угрозы безопасности для северного соседа.

Оценивая деятельность современных украинских медиа, наблюдатели уже давно нашли ему достойный аналог в новейшей истории. То самое «Свободное радио и телевидение тысячи холмов», которое зажгло гражданский конфликт в Руанде, вылившийся в миллион жертв. Как известно, Киев стоит на семи холмах. Из чего для новых украинских медиа пришлось насыпать недостающие 993 догадаться несложно.

Рамиль Замдыханов

Украина.ру

Читайте также: Волкер прокомментировал отзыв российских офицеров из СЦКК в Донбассе

* Запрещенная в РФ экстремистская организация.

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Загрузка...