«Соперничество великих держав»: чем продиктована новая оборонная стратегия Пентагона

Министерство обороны США опубликовало новую версию «Национальной оборонной стратегии». Ключевой документ определяет цели и задачи Пентагона, главные принципы военного строительства и планирования.

Американская доктрина уделяет большое внимание сдерживанию России и Китая, настаивает на существенной модернизации американских ВС и увеличении расходов на перспективные системы вооружений. RT разбирал основные положения незасекреченной части нового документа.

Фокус на России и Китае

19 января 2018 года Пентагон обнародовал незасекреченную часть новой «Национальной оборонной стратегии Соединённых Штатов». Это документ Министерства обороны, определяющий главные приоритеты военной политики США и принципы работы американской военной машины, по своей функции он близок к тому, что в других странах иногда называется военной доктриной.

Анонсируя публикацию стратегии, глава Пентагона Джеймс Мэттис уточнил, что теперь Соединённые Штаты сосредоточатся на соперничестве великих держав, а не на терроризме.

«Мы продолжим проводить кампанию против террористов, но соперничество великих держав, а не терроризм, теперь находятся в фокусе национальной безопасности США», — заявил он.

По его словам, США сталкиваются с растущими угрозами со стороны России и Китая, которые «хотят создать мир в соответствии со своими авторитарными моделями». Мэттис заявил, что Москва и Пекин пользуются правом вето, чтобы заблокировать «решения других стран в сфере экономики, дипломатии и безопасности».

Фокус новой оборонной стратегии на Китае и России прокомментировал глава МИД России Сергей Лавров. По его словам, Москва сожалеет о таком решении Вашингтона.

«Мы сожалеем, что вместо того, чтобы вести нормальный диалог, вместо того, чтобы базироваться на международном праве, Соединённые Штаты, конечно, стремятся своё лидерство доказывать через такого рода конфронтационные концепции», — сказал министр.
На что направлена новая оборонная стратегия США

«Соперничество великих держав»: чем продиктована новая оборонная стратегия Пентагона

В то же время он подчеркнул, что Россия всё равно «готова к диалогу» с американской стороной:

«Я убежден, что в Соединённых Штатах есть немало здравомыслящих людей, которые понимают, что стратегическая стабильность должна сохраняться, что все риски, которые для неё возникают, должны купироваться и что сделать это невозможно без сотрудничества России и Соединённых Штатов».

Как ранее рассказал Financial Times источник в Пентагоне, читавший документ целиком, включая засекреченную часть, США недовольны тем, что главные военные противники Вашингтона «подрывают традиционное военное превосходство» Америки, в связи с чем Китай и Россия находятся в центре внимания в новой стратегии.

«Если вы посмотрите на разработки Китая и России, то увидите, что они направлены на противодействие некоторым нашим сильным сторонам, — отметил чиновник. — В частности, разработки китайцев в области гиперзвука должны ограничить действия наших авианосцев».

Изменение оборонной стратегии логично следует за появлением новой «Стратегии национальной безопасности» США, обнародованной в декабре 2017 года. «Очевидно, что оборонная стратегия будет направлена на то, чтобы выполнить основные положения „Стратегии национальной безопасности“ чисто военными методами. И если в стратегии национальной безопасности основными противниками США названы Россия и Китай, то же самое будет и в оборонной стратегии», — отметил в интервью RT старший научный сотрудник Института США и Канады Владимир Батюк.

Ещё одна специфическая черта, привнесённая командой Трампа в новую оборонную стратегию, — идея, что США должны действовать предсказуемо на стратегическом уровне и непредсказуемо на оперативном.

«Это звучит так, как будто министр обороны Джеймс Мэттис хочет превратить характер президента Трампа в преимущество», — отмечает издание Breaking Defense.

Примечательно, что последний раз документ с названием «Национальная оборонная стратегия» выходил ещё при администрации Обамы в 2008 году. Тогда на первом месте среди военных угроз Соединённым Штатам стоял международный терроризм: «На ближайшее будущее победа в долгой войне против экстремистских движений станет центральной задачей США», — отмечалось в документе 2008 года.

Ожидается, что к февралю новую стратегию дополнят документы «Обзор ядерного потенциала США» и «Обзор противоракетной обороны». При этом Мэттис рассматривает ядерное оружие в качестве фактора сдерживания, а не средства боевого применения.

«Это ядерное сдерживание, а не средство боевого применения, если только речь не идёт о наихудшем дне в истории нашей страны или мира», — подчеркнул шеф Пентагона.

В этом году «Национальная оборонная стратегия» по решению конгресса США также заменит традиционный «Четырёхлетний обзор оборонной политики» — полностью публичный документ, содержавший оценку оборонной политики США за предыдущие 4 года и планы на будущее.

Цементируя однополярность

Критика действий России и Китая содержалась и ранее, в вышедшей при Обаме в 2015 году «Национальной военной стратегии» — документе Объединённого комитета начальников штабов, который, в отличие от «Национальной оборонной стратегии», посвящён не общим принципам военного строительства, а конкретным подходам в сфере применения вооружённых сил.

Новая «Национальная оборонная стратегия США» утверждает, что Москва и Пекин стремятся создать миропорядок соответствующий тому, что она называет авторитарным внутриполитическим устройством.

В частности, Пентагон настаивает на том, что «Россия добивается получения права вето над странами на своей периферии в плане их правительственных, экономических и дипломатических решений, раскола Организации Североатлантического договора и изменения в свою пользу структур экономики и безопасности в Европе и на Ближнем Востоке».

Кроме того, среди вероятных противников США упоминаются Северная Корея и Иран. «Такие страны-изгои, как Северная Корея и Иран, дестабилизируют свои регионы, пытаясь обзавестись ядерным оружием или поддерживая терроризм, — говорится в документе.

„Северная Корея стремится гарантировать выживание режима, наращивая свои арсеналы ядерного, биологического, химического и обычного оружия, а также свои возможности в сфере баллистических ракет, — указывается в стратегии. — Незаконные действия и безрассудная риторика со стороны Северной Кореи продолжаются, несмотря на (введённые против неё. — прим.ред.) санкции Совета Безопасности ООН“.

На Ближнем Востоке основная угроза, по мнению Пентагона, исходит от Ирана. „Иран остаётся наиболее серьёзной угрозой стабильности на Ближнем Востоке, — отмечается в документе. — На Ближнем Востоке Иран соперничает с соседями, пытаясь закрепить там своё влияние и доминировать в регионе, использует террористическую деятельность, сети своих марионеток и свою ракетную программу для достижения таких целей“. Минобороны США также обвинило Тегеран „в поставках баллистических ракет“ экстремистским группировкам.

При этом США не собираются уходить с Ближнего Востока, объявив здесь своим приоритетом борьбу с терроризмом и достижение такого положения, при котором в регионе „не могла бы доминировать ни одна держава, враждебная Соединённым Штатам“.

В целом терроризм рассматривается в качестве угрозы Вашингтону, однако не первостепенной важности. „Стратегическое соперничество между государствами, а не терроризм теперь является основной угрозой национальной безопасности США“, — говорится в документе.

„Отличие от подхода администрации Обамы к проблемам национальной безопасности США в том, что здесь гораздо более чётко сказано то, что главными противниками США являются не ИГИЛ*, а враждебные великие державы, — отмечает Владимир Батюк. — И, пожалуй, здесь можно говорить об очень серьёзном повороте по сравнению с тем, что было в 1990-е и даже нулевые годы, когда Америка не видела равных себе соперников. Сейчас американцам приходится признавать, что они имеют дело с мощными и обладающими достаточно серьёзными ресурсами противниками“.

«Соперничество великих держав»: чем продиктована новая оборонная стратегия Пентагона
Американские военные во время совместных учений в Латвии

Документ уделяет особое внимание отношениям США со своими союзниками. В Европе речь идёт об усилении НАТО и необходимости увеличения затрат на оборону всеми членами альянса. Что касается Тихого океана, то в отношении региона регулярно используется название „Индо-Тихоокеанский“, отражающее стремление опереться на Индию в противодействии Китаю, отмечают эксперты.

Оборонная стратегия также утверждает, что международные организации и НПО могут выступать в качестве инструментов реализации американских интересов. „Для нас представляет опасность и гибридизация взаимоотношений гражданских и военных в США, — отметил в интервью RT аналитик Центра геополитических экспертиз Леонид Савин. — Соответствующий документ об усилении сотрудничества с Пентагоном уже издали по линии USAID (Американского агентства по международному развитию). Будет сложно понимать, ведут ли американцы войну и какими действиями. Что это: гуманитарная миссия или гуманитарная интервенция?“

Технологии: новые и старые

Сохранённое и развитое в новой оборонной стратегии наследие обамовской эпохи — усиление внимания к военным действиям в космосе и киберпространстве, отмечает издание Space News. СМИ цитирует эксперта Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Эндрю Филиппа Хантера, отмечающего, что в первый год администрации Трампа внимание к космосу и киберпространству даже выросло.

Новая оборонная стратегия США утверждает также необходимость модернизации ядерных сил, противоракетной обороны, беспилотных систем, разведывательных систем и систем управления C4ISR (Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance and Reconnaissance).

Как подчёркивает Владимир Батюк, внимание США к этим сферам вызвано в том числе и усилением России.

„Если ещё совсем недавно США могли рассматривать российские вооружённые силы как склад старого советского хлама, то сейчас ситуация изменилась. Американцы признают, что по некоторым направлениям военно-технического прогресса Россия уже опережает Соединённые Штаты, и им необходимо это российское преимущество ликвидировать“, — заметил эксперт.

„В течение десятилетий США пользовались неоспоримым или доминирующим превосходством в каждой оперативной области, — говорится в документе Пентагона. — Мы в целом могли размещать наши войска и формировать соединения там, где хотели, и действовать, как нам заблагорассудится. Сейчас в каждой области мы сталкиваемся с конкуренцией: в воздухе, на земле, на море, в космосе и в киберпространстве“.

По словам Батюка, гонка вооружений между Соединёнными Штатами и нашей страной „уже идёт“. „Я бы не исключал, что по каким-то направлениям, таким как стратегические ядерные высокоточные вооружения, средства радиоэлектронной борьбы, возможно ожидать выхода гонки вооружений на новый виток“, — предположил эксперт.

«Соперничество великих держав»: чем продиктована новая оборонная стратегия Пентагона
Американский военный беспилотный летательный аппарат

„Новые стратегии, которые вышли и продолжат выходить в этом году, являются продолжением курса, который взял Пентагон несколько ранее. Это так называемая третья стратегия возмещения“, — утверждает Савин. — Речь идёт о реорганизации всего комплекса вооружённых сил». По словам эксперта, помимо масштабного перевооружения, она предполагает реформирование внутренней структуры Пентагона и отношений министерства и частных подрядчиков.

«Огромные средства выделяются на перспективные системы вооружений, это прерогатива агентства DARPA. Работы касаются как беспилотных летательных аппаратов, так и миниатюаризации различных видов оружия, — отмечает Савин. — Безусловно, важнейшим аспектом является и киберпространство, где военные ведомства США опережают гражданские».

Савин считает, что новая американская оборонная политика представляет угрозу для России. Так, в частности, США, обладая соответствующими инструментами кибервойны, могут выдать собственную кибератаку за действия противника, а согласно черновику «Обзора ядерного потенциала США», предполагается возможность ядерного удара в ответ на кибератаку.

Не внушает оптимизма и развитие ядерных сил США и систем ПРО, что американцы обосновывают ядерным перевооружением Москвы.

«Американские обвинения не соответствуют фактам, — отмечает Савин. — Согласно договору СНВ-3, мы можем создать ещё более ста стратегических носителей ядерного оружия».

По словам эксперта, также важно, что часть новой стратегии национальной обороны США засекречена, поэтому о некоторых методах и принципах, которые Вашингтон будет применять в военных операциях, широкая общественность не узнает.

Пределы мощи

В декабре 2017 года заместитель министра обороны США Патрик Шэнахэн, анонсируя появление новой оборонной стратегии, заявил, что, в отличие от предыдущих документов, часть которых оказала минимальное влияние на реальную политику в области обороны, о новой бумаге в 2018 году будут говорить «сотню тысяч раз». По его словам, они повлияют на структуру и траты, которые заложат в бюджеты на 2019 и 2020 финансовые годы.

«Я думаю, что для любого, кто знает Мэттиса или взглянет на его биографию, понятно, что он не намерен публиковать документы или отдавать распоряжения, которые не собирается выполнять», — заявил журналистам 15 января 2018 года глава Объединённого комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд. Однако скептики сомневаются, что Трампу удастся найти достаточно денег на масштабные военные расходы, на которые придётся пойти, если реализовывать оборонную стратегию во всей полноте, отмечает китайское правительственное издание Global Times.

«Если бы Трамп собирался только увеличить оборонные расходы, он бы мог это сделать, но он также захотел снижения налогов, реформирования социальных выплат и инфраструктурных инвестиций. От чего-то нужно отказаться, и обычно в мирное время отказываются от военных расходов», — отметил в интервью Politico оборонный консультант Лорен Томпсон.

«Безусловно, это трудносовместимые вещи, и очевидно, что наращивание американских оборонных расходов будет иметь достаточно чёткие пределы, а именно размеры государственного долга Соединённых Штатов Америки, — отмечает Владимир Батюк. — Уже сейчас эти размеры поистине колоссальны, долг только федерального правительства США превосходит американский ВВП, и это свидетельство того, что у США имеются достаточно жёсткие пределы наращивания военной мощи».

Александр Бовдунов

Читайте также: Школьник получил сверхсекретные разведданные, назвавшись директором ЦРУ

* запрещенная в РФ террористическая организация

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Загрузка...