Бездействие С-300 под Масьяфом: результат договорённостей или коварная тактика Израиля?

Настоящий шквал гневных эмоций вызывает недавний материал израильского новостного издания «NZIV» о «дополнительных целях», якобы достигнутых командованием Хель Хаавир 13 апреля, в ходе очередного точечного массированного ракетно-авиационного удара истребителей F-16I»Sufa» по важной инфраструктуре правительственных сил Сирии в северо-западной части государства, опорным пунктам элитного иранского подразделения СпН «Кудс» (входит в структуру Корпуса Стражей Исламской революции), а также ракетостроительным мощностям Ирана в городе Масьяф. Как сообщил автор материала, ссылаясь на собственные источники в сирийской оппозиции, второстепенной целью израильской тактической авиации, помимо вышеперечисленных объектов, стал сирийский зенитно-ракетный дивизион С-200, который, 17 сентября 2018 года, ошибочно перехватил самолёт стратегической радиотехнической и радиоэлектронной разведки Ил-20М Воздушно-космических сил России, унеся жизни 14 членов экипажа (лётчиков и операторов комплексов радиотехнической и радиоэлектронной разведки).

Подытоживая произошедшее, автор публикации пришёл к абсолютно циничному и лишенному здравого смысла выводу о том, что подавление сирийской «Двухсотки» посредством ракетного удара Хель Хаавир является ничем иным, как своеобразным «проявлением благодарности со стороны Тель-Авива в адрес Москвы за недавнее возвращение на Родину останков погибшего израильского танкиста Захари Баумеля». Только вот не упомянул наш израильский «коллега» тот факт, что пилоты именно израильских F-16I, воспользовавшись технологическими «прорехами» в режимах работы устаревшего радара подсвета цели 5Н62В сирийского комплекса С-200, стали главными действующими звеньями, спровоцировавшими «дружественный огонь» зенитной ракетой 5В28М по нашему Ил-20М в ту злополучную сентябрьскую ночь.

При этом, в ходе прошлогодней провокации (происходила параллельно с ракетно-авиационным ударом по складам вооружения сирийской армии и позициям иранского отряда «Кудс» в провинции Латакия) и командование, и лётный состав ВВС Израиля были прекрасно осведомлены о том, что во время внезапного появления в зоне обзора и выхода звена F-16I на единую линию визирования между Ил-20М и РЛС подсвета цели комплекса С-200, сирийский расчёт в спешном режиме применит наиболее быстрый и простой в реализации режим работы РЛС наведения 5Н62В — «монохроматическое излучение». Данный режим и стал второстепенной причиной непреднамеренного уничтожения Ил-20М сирийским зенитно-ракетным комплексом С-200, так как монохроматическое излучение не позволяет операторам определять дальность до целей, а сами цели выглядят на экране РЛС в виде схожих протяженных вертикальных маркеров. В итоге, расчёт сирийского ЗРК С-200 просто перепутал на экране РЛС плотно расположенные маркеры звена израильских F-16I и нашего Ил-20М. Об этом в Тель-Авиве молчат… Вот такую «игру» ведёт наш ближневосточный, так называемый, «стратегический партнёр», лидер которого, далеко не без задней мысли, продолжает вести бесконечные переговоры с президентом России Владимиром Путиным, пытаясь выторговать как можно больше оперативно-стратегических дивидендов на юге провинции Дамаск, в окрестностях Голанских высот.

Нас же заинтересовали детали осуществлённого 13 апреля ракетно-авиационного удара израильских истребителей F-16I по иранскому ракетостроительному предприятию в городе Масьяф, наиболее резонансным моментом которого стало фактическое бездействие трёх зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМУ-2 «Фаворит», переданных войскам ПВО Сирийской Арабской Республики в последних числах сентября — первых числах октября 2018 года, сразу после сентябрьского трагического инцидента в сирийском небе.

Подобная «инертность» сирийской ПВО вызвала у российских обозревателей и средств массовой информации достаточно смешанную реакцию. Одни заявляют о том, что имеет место очередная «теневая» договорённость по линиям оборонных и внешнеполитических ведомств Израиля и России, в соответствии с которой Москва и командование российской группировки войск в САР, полностью контролирующие применение переданных Сирии С-300ПМУ-2, предоставили израильской стороне полную свободу действий в противостоянии с любыми иранскими и проиранскими (включая КСИР) на сирийской территории.

Другие же продолжают утверждать, что виной всему является низкая оперативность командования войск ПВО Сирии, не имея ни малейшего представления о том, что сирийские «Трёхсотки» агрегированы в единую систему противовоздушной-противоракетной обороны с зенитно-ракетными комплексами С-400 «Триумф», войсковыми ЗРК С-300В4, развёрнутыми близ АвБ «Хмеймим» и ПМТО «Тартус» (посредством автоматизированных систем управления смешанными зенитно-ракетными бригадами «Байкал-1МЭ» и «Поляна-Д4М1») и даже самолётами ДРЛОА-50У, а поэтому могут получать целеуказание от любого радиолокационного источника, интегрированного в системы обмена тактической информацией ВКС России. О низкой оперативности здесь и речи быть не может.

Между тем, абсолютно никто не пытается установить приложение «Google Earth» и взглянуть на рельеф местности, преобладающий в районе Масьяфа. Хорошо известно, что позиции ЗРК С-300ПМУ-2 расположены в 14 км северо-западнее Масьяфа, на возвышенностях с высотами от 1250 до 1300 м. Но и на пути к городу находится большое количество холмов и возвышенностей с высотами от 700 до 1100 м, а также складок местности. Как следствие, даже нахождение на высоте в 1300 метров не даёт радарам подсвета цели 30Н6Е2 (входят в состав С-300ПМУ-2) существенных преимуществ по устойчивому сопровождению израильских тактических ракет большой дальности «Delilah-AL», которые запускаются истребителями F-16I из ливанского воздушного пространства, и, в ходе низковысотного полёта к Масьяфу, то «выныривают», то скрываются за возвышенностями рельефа.

В итоге, процесс перехвата «скрывающихся» ракет противника будет оканчиваться постоянными срывами «захвата» и потерей дорогостоящих зенитных ракет 48Н6Е2. Исправить ситуацию можно с помощью размещения радиолокационного комплекса подсвета цели на специализированной вышке 40В6МД, а также его передислокации непосредственно в окрестности Масьяфа, что позволит расширить дальность обнаружения низколетящих израильских средств воздушного нападения, а также обеспечить их устойчивый захват в момент подлёта к инфраструктуре регулярно атакуемого израильской авиацией города.

источник

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Загрузка...