ЕНД не суждено войти дважды в одну реку

ЕНД не суждено войти дважды в одну реку

Пока не спадает напряжение в Тбилиси после протестных акций и общество ждет 10 июня, хочется заново проанализировать прошедшие события и перспективы.

Итак, 2 июня Заза Саралидзе якобы призвал все оппозиционные политические силы объединиться для «развала всей системы». 3 июня стало известно, что протесты в Тбилиси поддержали четыре партии – «Единое национальное движение», «Гражданская платформа — Новая Грузия», «Государство для народа» и Национал-демократическая партия. Следственная комиссия, о создании которой заявили протестующие, с 4 июня должна заменить временную следственную комиссию парламента Грузии. В ее состав вошли 17 депутатов, возглавил ее вице-спикер от оппозиционной партии «Европейская Грузия» Серги Капанадзе. ЕНД почему-то отказалось от участия в работе комиссии.

Тогда, 3 июня, на проспекте Руставели, несмотря на призывы ЕНД и их рупора, телеканала «Рустави 2», прийти и снести систему, собралось всего около 100 человек. Отец убитого школьника Заза Саралидзе на акцию появился намного позже, что сделало сам митинг совершенно нелогичным и превратило его в обычное сборище сторонников Нацдвижения.

Интересно, что параллельно, в парке Ваке, проходила альтернативная аполитичная акция, в ходе которой жители Тбилиси выражали свою солидарность с Зазой. Примечательно, что в парке собрались противники мишистов, но не мечтатели. На эту акцию днем пришел и Заза Саралидзе, которого призвали не стоять рядом с мишистами и не быть орудием в их руках. Были слышны заявления, что Тбилиси помнит кровавый режим Саакашвили и то, что его окружение делало с молодежью, как вело над ней расправы. Собравшиеся в парке Ваке призвали «Грузинскую мечту» назвать конктретно тех, кто стоит за провокацией на Руствели, подразумевая конкретно ЕНД, и наказать его по всей строгости закона за призыв к госперевороту.

Таким образом, можно резюмировать, что в первые дни люди вышли на Руставели, поддавшись эмоциям и солидаризируясь с родителями убитых школьников. Но, как только туман начал рассеиваться и в толпе все чаще стали мелькать лица мишистов и их сторонников, значительная часть столицы стала выражать протест и требовать от «Грузинской мечты» конкретных действий по установлению порядка и большей четкости в вопросе убийства школьников.

У ЕНД опять не получилось, и скорей всего, все в Тбилиси сойдет на нет.

А не получается вот почему. У ЕНД нет той популярности, которая могла бы помочь поменять политическую систему в стране лишь путем уличных протестов. То есть, даже если есть искреннее выступление общества против нынешней власти, пустите туда мишистов и считайте, что дело провалено, так как люди начнут относиться к этой акции уже по-другому. Правда, нет большой поддержки и у «Грузинской мечты». Но, в случае противостояния мишистов и мечтателей, на арену всегда выходят антимишисты (например, Грузинский марш), то есть люди, категорически не приемлющие Нацдвижение и их лидера Саакашвили, и это играет в пользу «Грузинской мечты». Хотя, многие антимишисты по своей идеологии ничего общего с мечтателями и не имеют.

Чтобы у Запада получилось, он должен найти ту силу, которая не настолько сильно будет раздражать большинство. А других радикально прозападных партий на данном этапе в Грузии нет. Большая часть общества относится к мишистам, и вообще к либералам, как к политическим геям, а не грузинам. Грузинские консерваторы и правые тоже никогда не были за мишистов. За них были только либералы, НПО и часть элитки.

Во-вторых, мишисты не имеют моральных ограничителей и абсолютно предсказуемы в своих действиях: месяц назад они пытались выехать на забастовках наркоманов и наркоторговцев, а теперь вот — на убитом школьнике. Не чураются ничем.

В-третьих, Саралидзе, как я уже писал выше, не находится под полным влиянием политиков. Так, руководитель Центра исследований безопасности и международных отношений Ника Читадзе заявил следующее: «На Саралидзе пытались оказать давление участники аполитичной акции. Они поставили ультиматум, потребовали, чтобы он находился на ней. Они хотели оказать на него воздействие, чтобы он не участвовал в акциях с политиками, иначе они его не поддержат». По его мнению, Саралидзе не находится под влиянием политиков и действует самостоятельно, и если он прекратит участие в этих акциях, то они завершатся. Политолог отметил, что крупнейшей партией из поддержавших Саралидзе является «Единое национальное движение», но при этом нельзя сказать, что другие, более мелкие партии примкнули к ЕНД, хотя их и объединила общая цель.

По мнению же эксперта «Международного центра геополитических исследований» Торнике Шарашенидзе, участие в акциях солидарности членов партий не увеличит число участников этих акций, так как с приходом политиков молодежь отделяется и проводит отдельные акции солидарности. Участие в акциях солидарности мелких партий Шарашенидзе назвал желанием выжить за счет крупной партии, а так как правящая партия «Грузинская мечта» в них не заинтересована, они формально «кучковались» вокруг непопулярного ЕНД.

В любом случае, в стране сейчас остро ощущается слабость власти. «За последний месяц мы уже наблюдаем не первую акцию, когда люди выходят на улицу с протестом. Было много протестов. Это демонстрирует, что власть постепенно теряет свое влияние и, самое главное — доверие. Этот протест (акции солидарности с Саралидзе) утихнет, но это не значит, что власти придется легко. Скорее всего, все только начинается — будут и другие протесты», — сказал Шарашенидзе.

Да, к сожалению, власть тоже слаба и безлика (как и ЕНД) до такой степени, что каждый на площади может и готов запустить бутылку в премьер-министра.

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Загрузка...