Мимо России: Средства ФНБ будут направлены в проекты за рубежом

Мимо России: Средства ФНБ будут направлены в проекты за рубежом

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин выступил с неожиданным предложением: начать в 2019 году передачу средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) в зарубежные проекты. Почему сверхдоходы от экспорта нефти снова не попадут в отечественную экономику и сколько на этом потеряет Россия?

По мнению Минфина России, для страны баррель нефти марки Brent по-прежнему стоит 40 долларов, а вовсе не 79, как на самом деле.

Механизм фондирования был разработан еще в 2008 году тогдашним министром финансов Алексеем Кудриным, однако с тех пор ситуация изменилась. Тем не менее, наибольшая часть сырьевых доходов страны все так же отправляется в «кубышку Кудрина», пополняет резервы России, в том числе ФНБ.

Постепенно становилось понятно, что накопленные резервы, которые растут исключительно быстрыми темпами, надо куда-то инвестировать. Глава Минфина Антон Силуанов ранее даже анонсировал начало вложения средств ФНБ в российскую экономику и призвал разработать соответствующий механизм. Однако его бывший зам Максим Орешкин выступил со встречной инициативой – не давать этих денег России, а направить на зарубежные инвестиции.

Деньги подальше от России?

Как сообщил «Интерфаксу» источник в правительстве, Максим Орешкин еще в августе представил соответствующее предложение президенту Владимиру Путину. Отправной точкой инициативы главы Минэкономразвития стало положение Бюджетного кодекса, которое допускает инвестирование средств ФНБ, если они превышают 7% ВВП страны.

По данным Минфина, объем ФНБ к 1 сентября 2018 года достиг 5,16 трлн рублей (75,8 млрд долларов). За август он вырос на 316 млрд рублей, а в 2019 году его объем достигнет целевого для предложения Минэкономразвития показателя в 7% ВВП.

В своей аргументации президенту Орешкин апеллировал к новому майскому указу главы государства, отметив, что инвестирование средств ФНБ стало бы одним из инструментов в достижении поставленной задачи – добиться прорывного экономического роста. Такое расходование средств фонда также помогло бы расширить несырьевой и неэнергетический экспорт, полагает господин Орешкин.

Итак, с обоснованием все понятно. Однако самым главным положением инициативы является характер и направленность инвестиций. Орешкин считает, что инвестиции должны быть направлены не в российскую экономику, а иметь внешний характер, чтобы, внимание, «не разрушать существующую макроэкономическую конструкцию».

Министр предложил рассеять средства ФНБ выше отметки в 7% ВВП по трем направлениям. Первым является кредитование зарубежных предприятий, которые закупают российскую продукцию. Это положение действительно имеет потенциал, более того, частично уже действует в оборонно-промышленном комплексе при реализации оружейных контрактов.

Однако стоит признать, что вместе с необходимостью финансирования несырьевого экспорта России также необходимо кредитовать не столько зарубежные, сколько свои собственные предприятия – реальный сектор в стране остается недофинансированным. Для товаров гражданского назначения Орешкин предложил использовать Росэксимбанк и Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР), входящие в систему Российского экспортного центра.

Вторым направлением для инвестиций средств ФНБ Орешкин предложил сделать строительство российской производственной базы за рубежом. Предполагается, что это расширит присутствие компаний за границей и обеспечит им более легкий доступ на рынки третьих стран.

Какие в этом опасности? Во-первых, многие крупные российские компании и так имеют выход на зарубежные рынки, а в случае попадания под санкции США нередко лишаются рынков сбыта и возможности расчета в долларах. При этом ведь совершенно не важно, где произведена продукция – в России или в заграничном филиале.

Во-вторых, так как данное положение в инициативе Орешкина также направлено на поддержание экспорта, оно косвенно связано и с первым. Но почему нам не поддерживать отечественного производителя в России, почему мы предпочитаем бросить его тут без денег, зато строить заграничные филиалы для выхода на некие рынки? У нас что, полностью решена проблема безработицы, раз мы готовы создавать рабочие места за рубежом?

Третье предложение господина Орешкина – направить часть средств ФНБ на льготное финансирование строительства сервисных центров, которые бы обслуживали российскую продукцию за рубежом. Действительно, заказчику невыгодно всякий раз направлять на обслуживание российскую продукцию в Россию, во всем мире продукция машиностроения сопровождается сервисным обслуживанием за границей. Однако выход сервисов на рынки третьих стран – это мера, которая должна быть реализована только тогда, когда в производственном секторе внутри страны все хорошо, и можно смело идти на внешние рынки.

Отметим, что новая инициатива главы Минэкономразвития является продолжением того, что сказал еще недавно в ходе Восточного экономического форума (ВЭФ) первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Мы говорили, что если сохранится конъюнктура цен на мировых рынках, и вы видите, как активно у нас идет пополнение ФНБ, в 2019 году мы его уже пополним до 7% ВВП. Тогда мы можем говорить о том, чтобы часть средств размещать в капитал второго уровня ВЭБа, который дальше будет генерировать дополнительные ресурсы,

– отметил он. Напомним, что ВЭБ – государственная корпорация, институт развития, основная задача которого – кредитовать крупные внутрироссийские инфраструктурные проекты.

Сбитый прицел

Как рассказал в интервью Царьграду кандидат экономических наук Алексей Лапушкин, из трех предложений Максима Орешкина по инвестициям средств ФНБ здравым может являться только одно. Остальные же, к сожалению, могут лишь навредить резервам и экономике страны.

Это равносильно тому, что глава семьи потерял работу. Но у семьи есть какие-то сбережения на черный день. И он предлагает их спустить, инвестировать в игорный бизнес,– сказал эксперт.

По его мнению, первое предложение – о кредитовании зарубежных предприятий – опасно тем, что кредиты, как это уже бывало, попросту не будут возвращены России.

«Мы должны понимать, какие цели мы преследуем. У нас уже есть с 1991 года опыт списания долгов в десятки миллиардов долларов по кредитам разным странам. Для предприятий, может быть, это будет некоторым плюсом. Например, комбайны «Ростсельмаша» за счет государства будут подарены какой-нибудь Замбии, от которой, естественно, обратно мы ничего не получим. Не лучше ли снизить налоги за этот счет, простимулировать внутренний спрос?», – задался вопросом Лапушкин.

Комментируя предложение о строительстве на деньги ФНБ предприятий за границей, экономист напомнил, что ключевой задачей экономического развития является создание рабочих мест внутри страны, а не за ее пределами. Лапушкин отметил, что в регионах с большими перспективами экономического роста сейчас нет рабочих мест, недофинансированы и существующие предприятия.

Третье предложение главы Минэкономразвития экономист назвал наиболее здравым из всех. По его мнению, в создании сервисных центров есть определенный смысл, однако на это в сравнении с остальными пунктами «программы Орешкина» нужно не так много средств.

Если мы продаем технику высокого передела – это машиностроение, авиастроение, – то это подразумевает наличие сервисных центров и доступа к запасным частям. В этом есть логика. Вот только предприятия, которые экспортируют технику такого уровня и требуют создания сервисов, занимают небольшой сегмент рынка. И эта мера потребует не очень больших денег. У нас объемы машиностроения не такие, как в Германии или уж тем более в Японии,– сказал Лапушкин.

Он уверен в том, что стране более выгодно поднимать свое машиностроение, довести его до мирового уровня. Экономист напомнил, что в России таких предприятий достаточно много, но они задыхаются без заказов. Он сообщил также, что недавно, например, закрылся Владимирский тракторный завод.

«Может, мы лучше в этот завод проинвестируем? Чтобы там рабочие места были, трактора производились. Это предприятие занимало нишу тракторов, которые в России больше никто не производит, зато производит Белоруссия. Нам нужно инвестировать в собственных производителей», – отметил экономист.

Напомним, что лето 2018 года серьезно сказалось на многих отраслях отечественной экономики. Царьград освещал эти проблемы в целой серии статей. В частности, в этот период аналитики и эксперты отметили сокращение индекса деловой активности в промышленном производстве.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) анонсировала сокращение господдержки промпроизводства, а правительство в семь раз срезало программу поддержки сельхозмашиностроения. О проблемах летом заявляли также в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Наконец, консалтинговая группа Ernst & Young провела опрос среди руководителей российских предприятий, и 84% респондентов отметили, что намерены продать свои активы, оказавшиеся рисковыми или нерентабельными.

В связи с этим отметим, что новая инициатива господина Орешкина может рассматриваться как позитивная. Действительно, зачем средствам ФНБ лежать совсем уж мертвым грузом, когда они могут быть инвестированы хотя бы во что-то? Однако гораздо важнее сегодня, в условиях фискальных клещей и сокращения потребительского спроса в России, инвестировать средства от экспортных сверхдоходов в российские предприятия, поддерживать реальный сектор. Вывод денег за границу на государственном уровне слишком часто показывал, что обратно они не возвращаются.

источник

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Загрузка...