Желание России вернуть Африн Сирии вызвало удивление Турции

Желание России вернуть Африн Сирии вызвало удивление Турции

Эрдоган не испугался американских санкций против «Рособоронэкспорта» и заявил о покупке С-400. Но развитие ситуации в пригороде Дамаска и в Африне создает новые подводные камни для турецко-российских отношений

Не прошло и недели после визита президента России Владимира Путина в Анкару, где он согласовал позиции по Сирии с коллегами из Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и Ирана Хасаном Рухани, как стремительное развитие событий создает новые вызовы для тройственного альянса. Западные СМИ и правозащитные организации, состоящие на службе у натовских стран, распространяют очередную провокационную и непроверенную новость о применении войсками президента Сирии Башара Асада химического оружия в пригороде Дамаска. А именно – в городе Дума в Восточной Гуте.

По договоренности с вооруженной оппозицией из Гуты были выведены тысячи боевиков с семьями. Однако из-за смены руководства в группировке «Джейш аль-Ислам» ее лидеры отказались от соглашения, стреляя по жилым кварталам Думы из минометов. Сирийская арабская армия принялась подавлять сопротивление «непримиримых». Тут же завопили западные СМИ, сообщив о 70 убитых химоружием людях и более 1000 раненых в Восточной Гуте к 8 апреля.

Так вот турецкая сторона, не питающая сантиментов к Асаду, которого Анкара все еще намерена свергнуть, подхватила эту провокацию. Эрдоган сегодня даже позвонил Путину, чтобы «выразить свою озабоченность из-за сообщений о применении химического оружия».

«Турция строго осудила атаку и сказала, что есть «сильные подозрения», что химическую атаку устроил режим Асада, чей опыт использования химоружия хорошо известен международному сообществу», — передает Daily Sabah.

Повлияет ли на Россию предостережения Турции? Едва ли. Глава МИД России Сергей Лавров дал понять, что российские военные на земле не раз предупреждали о «провокации» с применением химоружия в Сирии с целью возложить вину на Дамаск. И по традиции, продолженной в деле Сергея Скрипаля, противники Асада выносят обвинительные приговоры еще до проведения расследования.

«Когда требуют расследования, честного и немедленного, мы только за. Но когда это расследование основывается на необходимости прийти в заданную точку, а заданная точка — это сделал Асад при поддержке Путина, — здесь серьезного разговора не получается», — подчеркнул Лавров.

Что касается турецко-российского диалога, то претензии Анкары, как минимум, не вносят позитива в треугольник Россия, Турция и Иран, лидеры которых 4 апреля условились гарантировать перемирие в Сирии и сохранить единство арабской страны. НАТО, с ревностью наблюдающий за кооперацией трех стран, будет и дальше играть на противоречиях Асада с Анкарой. Подкидывая известия о применении Дамаском химоружия против «Джейш аль-Ислам», поддерживаемых турками. США сейчас было бы очень на руку развалить астанинский формат с участием Москвы, Анкары и Тегерана, которые пару дней назад совместно объявили о готовности бороться с сепаратизмом, который Вашингтон провоцирует через курдов.

Вторым неприятным известием для турецко-российского диалога стало заявление Лаврова о том, что было бы неплохо передать Африн, откуда турецкие ВС выбили курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), сирийскому правительству. Тому самому, которое Анкара на пару с Вашингтоном обвиняет в использовании химоружия в Восточной Гуте.

«Никогда президент Эрдоган не заявлял, что Турция хочет оккупировать Африн. И мы всегда исходим из того, что самый простой способ нормализации обстановки в Африне теперь, когда турецкие представители говорят, что основные цели, которые они перед собой ставили там, достигнуты, — вернуть территорию под контроль сирийского правительства»
— отметил Лавров.

Турецкий МИД в лице Мевлюта Чавушоглу многократно заявлял, что конечная цель операции в Африне на севере Сирии состоит в его возвращении «истинным хозяевам». Чавушоглу также давал понять, что Турция не намерена аннексировать Африн и уважает территориальную целостность Сирии. Но это не значит, что Анкара вот так просто возьмет и отдаст Асаду — своему противнику — целый кантон, который находится под контролем протурецкой «Свободной сирийской армии» — врагов Дамаска. Именно поэтому турецкие СМИ, как например Milliyet, назвали заявления МИД России крайне «удивительными».

Надо сказать, что свой комментарий Лавров относительно Африна сделал в лучших традициях искусства дипломатии, выразив позицию Москвы не своими, а словами Эрдогана, который не намерен «оккупировать Африн». При этом он подчеркнул озабоченности турецкого президента о «заигрывании» США с курдами с созданием «некого пояса безопасности» на границе с Ираком, в чем Эрдоган усмотрел угрозу безопасности Турции.


Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Фото: www.globallookpress.com

Осторожность в формулировках, как со стороны Эрдогана, который выразил «озабоченность», а не раскритиковал Россию, так и Лаврова, выразившего тревоги Турции относительно курдов, демонстрирует наличие определенного консенсуса между Москвой и Анкарой. И связан он не только с временными интересами в Сирии, основанными на антиамериканском фундаменте, но и двусторонними сделками. Сегодня Эрдоган дал понять, что решение его страны о покупке С-400 незыблемо, даже если США накануне ввели санкции против «Рособоронэкспорта», который поставляет эти ЗРК Турции.

«Турция сама будет определять свою судьбу. Что выгодно для страны, то мы и будем делать. Это касается и вопросов обеспечения безопасности. И этот шаг мы сделали», — заявил Эрдоган.

Турция и Россия, которые договорились ускорить сроки поставки С-400, реализовывают и другие важные экономические проекты. Во время визита Путина был заложен фундамент первой турецкой АЭС «Аккую», который строит в Мерсине «Росатом». Продолжается строительство газопровода «Турецкий поток» по дну Черного моря.

источник

Let’s block ads! (Why?)

Источник