«Мы стучимся в закрытые двери» — предприниматель Дмитрий Матвеев о взаимоотношениях бизнеса и власти в Приангарье

Коронакризис – термин недавно, но прочно вошедший в экономические реалии по всему миру затронул все сферы жизни. Сейчас и власти, и бизнес-сообщества предлагают свои усилия по выходу из непростой ситуации. Причем решения проблемы из властных кабинетов и офисов предпринимателей не всегда совпадают. Какие меры действительно необходимы, и почему Приангарью будет непросто выйти из коронатурбулентности ? Своими взглядами в эксклюзивном интервью «ФедералПресс» поделился один из крупнейших иркутских предпринимателей, общественный деятель и основатель ассоциации «Байкальская Виза» Дмитрий Матвеев.

Особенности бизнеса по-иркутски

— Дмитрий Геннадьевич, многие вас считают едва ли не старейшим предпринимателем Иркутской области. Это верное утверждение?

— Не берусь судить, насколько я действительно старейший предприниматель, но в бизнесе я 30 лет. Начинали мы с продуктовых магазинов. Дальше – больше. Постепенно начали открывать рестораны, гостиницы. В 2005 году запустили в эксплуатацию отель «Маяк», сейчас это наш флагман. Отелей такого уровня на побережье Байкала нет. Со временем выросли до ассоциации «Байкальская Виза». Сейчас это сеть отелей и ресторанов. Недавно приобрели турбазу под городом Усолье-Сибирское, она стояла заброшенной со времен СССР. Планируем сделать на ее базе современный курорт, но помешал коронавирус, и соответственно кризис в отрасли. Но со временем мы поставленную цель – реализуем.

— Для начала давайте выясним: бизнес по-иркутски имеет какую-то уникальность и отличия от общероссийских традиций ведения предпринимательской деятельности?

-Вы знаете, я родился здесь, вырос и уже 30 лет занимаюсь бизнесом в Приангарье. И могу сказать, что главная проблема нашего региона — это нестабильность власти. И это очень сильно мешает развитию бизнеса. В момент своего становления я помню всех мэров, всех губернаторов с многими приходилось встречаться и лично общаться. И вот взаимодействия власти и бизнеса в Иркутске как не было, так и нет.

-А сам бизнес: он делает шаги навстречу или он ждет, когда власть проявит инициативу?

— Тут можно ответить, приведя простой пример: мы создали общественную организацию «Губерния» — ее целью как раз было воспитание экономических и политических элит. Так вот, в рамках этой организации мы посетили четыре передовых региона страны именно в плане взаимодействия власти и бизнеса. Это Калуга, Казань, Пермь, Сочи – там власть взаимодействует с бизнесом очень серьезно. Там власть доверяет бизнесу, а бизнес доверяет власти. У нас же серьезная проблема: это недоверие бизнеса к власти, на мой взгляд. А власть, в значительной мере ставит себя выше бизнеса. И это положение крайне дискомфортно в плане дальнейшего продвижения и развития предпринимательской среды. Страдает естественно вся территория.

-А почему, на ваш взгляд, так и не получается выстроить равноправные отношения?

— Я неоднократно наблюдал: люди, которые избираются во властные структуры в нашем регионе, изначально не ставят себе задачу наладить полноценный диалог с предпринимателями. А в худшем случае и вовсе власти пытаются навязать предпринимателям свою волю, своего рода рэкет такой: надо сделать то или это, при этом взамен не предлагается ничего. Я сталкивался с такими попытками, но с точки зрения реализации какой-то общей стратегии это не приводит. Наоборот – дистанция между бизнесом и властью только растет.

-А вы можете назвать пример взаимодействия власти и бизнеса, который вы считаете образцовым?

— Я не буду сравнивать с Москвой, это некорректное сравнение. Ни по размерам, ни по инфраструктуре, ни по объему денег которые там присутствуют, мы не похожи. А вот с Татарстаном, с моей точки зрения, сравнение более корректно. Это с точки зрения людских ресурсов, населения, территории, с точки зрения развития конкурентных преимуществ, производств, – наши регионы сопоставимы. И вот так случилось, что в рамках работы общественной организации «Губерния» мы обменивались опытом, мы к ним летали, они у нас на Байкале были. И мы видели в результате общения, и с экранов телевизоров нам об этом говорят: в Татарстане власти дорожат своим бизнесом, развивают его, берегут. И как я вынес из общения, в Татарстане помощь бизнесу не на бумаге осуществляется, а в реальной плоскости. Вот это реальный и положительный пример. И вот такого опыта хотелось бы и в нашем регионе.

-А как обстоит дело в Приангарье?

— А у нас в Приангарье, к сожалению, такая данность: вертикаль не выстраивается на самом деле, люди уже изрядно устали от этой бесконечной смены губернаторов. При этом нет нормальной стратегии экономического развития. Вернее она есть на бумаге, и с каждой сменой властных элит региона мы ее переподписываем, меняем даты. Но она как была на бумаге, так и остается. Фактически она не действует. А если нет внятной и действенной стратегии – регион развивается стихийно, молодежь уезжает. Да и логика политических заявлений не просматривается. Обратите внимание на предвыборные заявления наших региональных политиков: есть грязная политическая борьба, подвозы, подкупы. А обобщенной экономической информации и целей в заявлениях мы уже давно не видим.

-А у вас никогда не возникала мысль перевести свой бизнес, в таком случае, в более благоприятный регион?

-Нет, хотя я имею материальные возможности перебраться и жить в любой точке не только нашей страны, но и мира. Но я здесь родился, вырос, сформировался как предприниматель. Мои дети здесь. Младший сын уже доучивается, старший уже самостоятельно занимается бизнесом, он уже довольно серьезные шаги в строительстве сделал, работает на севере Иркутской области. Поэтому я не вижу себя вне Приангарья, вне того, что мне и моей команде удалось создать за 30 лет. Мы с детьми иногда дискутируем на эту тему, но правильнее было бы не бегать и искать где лучше, а делать жизнь и работу комфортнее у себя на родине.


Мертвый сезон 2020

-Сейчас коронавирус стал проверкой на прочность всего бизнеса. Вы возглавляете ассоциацию «Байкальская Виза»: крупнейшего оператора в сфере туризма и отдыха, то есть наиболее пострадавших отраслей. Как удается выжить в таких условиях?

-В данный момент мы стоим под строгим запретом. Фактически ни один ресторан и гостиница ассоциации не работают. Но нам вменили в обязанность платить зарплату. А у нас зарплатный фонд съедает большую часть прибыли. Во всех учебниках по ресторанному делу — а они составлены мэтрами этого бизнеса на основе колоссального опыта, – указано: хорошая рентабельность это от 15 до 20 процентов, все остальное это затраты. Это и продукты и зарплата. Она, кстати, большую часть занимает. Плюс налоги, кредиты, электроэнергию, коммунальные платежи, аренду никто нам не отменил. За счет чего мы можем это все оплатить? Да, какую-то часть зарплаты за март мы смогли выплатить. За апрель-май нам пообещали государственную поддержку в виде МРОТ, это 12,5 тысяч. Пока этих денег мы не увидели, но будем надеяться, что поддержка будет. При этом отмечу, что средняя зарплата сотрудника по отрасли — 45 тысяч. Ведь это звучит не пафосно – официант, горничная. На самом деле это очень специфичные профессии, на которые уходит много затрат именно на обучение. Чтобы официант или горничная могли самостоятельно и на должном уровне работать, мы их год обучаем. Администратор на ресепшн или повар учатся по три года. И это недешево.

-Какими вы видите меры государственной поддержки для бизнеса?

-Я сейчас поостерегусь высказываться резко: понятно, что на власть свалилась достаточно сложная задача и решать ее надо будет совместно. Какая-то работа идет безусловно, но пока результаты неочевидны. Со своей стороны, мы разработали собственные предложения, вернее даже сказать комплекс антикризисных мер, наша позиция доведена до врио губернатора Игоря Кобзева. Мы предложили отменить для работодателей социальные выплаты с фонда оплаты труда. За каждого сотрудника работодатель платит отчисления в пенсионный фонд, соцстрах, ОМС, это порядка 30% от зарплаты. Я считаю, что на время простоя бизнеса эту функцию должно взять на себя государство. Так же мы предложили отменить или хотя бы снизить ставки региональных налогов. Вообще комплекс предложений очень большой, мы постарались максимально затронуть все аспекты. Будет ли реакция на наши предложения – пока говорить не берусь.


Бизнес и власть – соло или тандем?

-От некоторых политиков можно услышать деление бизнеса на «серьезный» и «несерьезный». К первым относится промышленность, машиностроение и так далее. Вторая категория это как раз туризм, отдых, общепит – то есть все то, чем занимаетесь вы. Скажите, вы сами считаете себя «несерьезным» бизнесменом?

-Отели только нашей ассоциации принимают свыше 10 000 туристов ежегодно. В летний сезон у нас работает до 700 человек. То есть эти люди получают стабильную и хорошую зарплату, имеют возможность достойно содержать свои семьи. Всего же в нашей отрасли по всей области задействовано 14,5 тысяч человек, от одного турбизнеса в бюджет области ежегодно отчислялось почти миллиард рублей, так что назвать этот бизнес «несерьезным», по крайней мере для нашего региона, неправильно. Вообще существует такое понятие как «качество жизни». Чем более обеспеченно живут люди, тем больше им хочется именно комфортной жизни. Сходить в хороший ресторан, отдохнуть в комфортном отеле и так далее. Мы это лакмусовая бумажка для оценки уровня жизни в целом. И потом, возьмите те же Арабские Эмираты: они ведь только начинали с торговли нефтью, а сейчас доходы от нефтедобычи для них далеко не основные, большую часть прибыли государство получает от туризма. И это не единичный пример. Так что я считаю, что эта оценка в целом, неправильная: бизнес не может делиться на «серьезный» или «несерьезный». А вот представители власти, которые демонстрируют такое отношение, — они как раз показывают свою несерьезность.

-А в чем «серьезность» власти?

-Вернемся к тем же Эмиратам. Они понимают, что запасы нефти не безграничны и смотрят на перспективу. Уже 10 лет назад доходы от туризма в ОАЭ превышали доходы от нефти. А страну-то и на карте не разглядишь. У нас же есть все: нефть, газ, золото, лес – все, что угодно. В том числе и Байкал. В плане туризма это огромное конкурентное преимущество. И задача как раз власти -оценить эти конкурентные преимущества, проработать карту, стратегию, чтобы развивать туризм без ущерба для экологии. Как раз в этом задача власти, конечно если она серьезно хочет подходить к вопросу развития региона. У нас же со стороны власти, что региональной, что федеральной пока нет внятной программы развития туриндустрии.

— А у бизнеса есть такая программа?

— Конечно. И она неоднократно обсуждалась. Были изначально споры, что у нас туристический сезон короткий, но время доказало безосновательность этих доводов. Зимний туризм во всем мире востребован, и Байкал не стал исключением. Спрос, как известно, рождает предложение. И мы видим что турбазы, гостиницы, рестораны все равно появляются. Мы предлагали, в частности, создание неких крупных гостиничных и туристических зон, а на остальном побережье разрешить только экотуризм. Цивилизованный, с сопровождающими, как это принято, например в Европе. Во-первых, это даст возможность концентрировать потоки отдыхающих в определенных местах, и они не будут растекаться по всему побережью. Соответственно уменьшится антропогенная нагрузка на озеро. К тому же это позволит концентрировать финансы в местах присутствия людей. А эти деньги при таком подходе можно будет более эффективно использовать для строительства инфраструктуры, тех же очистных, набережных и так далее. Сейчас же, имея большой поток туристов, администрация того же поселка Порт Байкал, стыдно сказать, не может найти денег чтобы вывезти мусор оставшийся после туристов. Поскольку прибыль растекается маленькими ручейками и не аккумулируется для решения насущных проблем. Примеры такие есть и в мире и в нашей стране, надо просто не стесняться брать их на вооружение и пользоваться.

— При каких условиях это может стать возможным?

— Когда власть поймет то, что нынешняя ситуация, которая сложилась в части отношений бизнеса и власти — неприемлема. Пока у нас бизнес процессы идут отдельно, властные процессы сами по себе. Что же касается туризма, то это игра в долгую. В том смысле, что немедленных дивидендов от инвестиций ждать не стоит, это серьезная и кропотливая работа на перспективу. Вот когда к власти придет это понимание, тогда можно будет говорить о перспективах развития территории.

Фото: личный архив Дмитрия Матвеева

Сюжет по этой теме

20 апреля 2020, 17:01

Письмо к власти

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Читайте также: Новости России Украины и мира.