Уже скоро: Русский «шелковый путь»

Уже скоро: Русский «шелковый путь»

Представители России, Ирана и Индии в ноябре проведут встречу, чтобы обсудить запуск проекта «Север-Юг». Станет ли он альтернативой китайскому «Новому шелковому пути»?

Перспективы мировой экономики будут зависеть не только от доступа к энергоресурсам и технологиям, но и от наличия транспортных коридоров. На днях Турция открыла крупнейший в мире Стамбульский аэропорт и строит новый канал параллельно Босфору. Китай протягивает железнодорожные ветки через Среднюю Азию и Кавказ в Европу в рамках проекта «Один пояс — один путь» и возводит альтернативный Панамскому канал в Никарагуа. США, по большому счету, такие проекты не особо нужны в силу географического положения, так как сообщение с крупнейшими торговыми партнерами — Китаем и ЕС — осуществляется по морю и воздуху.

А вот России, находящейся в сердце Евразии (Хартленд), расширение транспортных связей жизненно необходимо, чтобы ускорить и расширить товарооборот с развивающимися рынками Азии и Европы и выступить в качестве транзитера между ними. Есть ли у Москвы своей «шелковый путь»? Есть.

Быстрее Суэца: экономические преимущества

В начале ноября представители России, Ирана и Индии обсудят возможности запуска коридора «Север — Юг». Он соединит индийский порт Мумбаи с иранским Бендер-Аббасом. Отсюда грузы будут следовать по иранской железной дороге Астара — Решт — Казвин (открытие запланировано на 2018 год), которая уже присоединена к азербайджанским железным дорогам через реку Астара. В феврале в Иран через Азербайджан прибыл первый состав с российской древесиной. Дальше перевозки будут осуществляться уже по российской территории по маршруту Астрахань — Волгоград — Саратов — Москва — Санкт-Петербург с выходом на финскую границу.

Протяженность «Север — Юга» составляет 7,2 тыс. километров, что позволит доставлять товары из Индии в Россию на 20 дней быстрее, нежели по традиционному маршруту через Суэцкий канал. Стоимость перевозок сократится на 30-40%.

Президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев считает, что скорость перевозок можно увеличить.

Мы проводили соответствующие исследования, где было выявлено, что при небольшой модернизации дорог в этом направлении время на транспортировку автомобильным грузом, например, из Москвы до Персидского залива, через коридор «Север — Юг» и через Транскавказскую магистраль занимало 1,5 суток. А это уже с выходом в Индийский океан,— отметил эксперт.

Связывающий Россию с Индией и Ираном проект имеет высокий потенциал, если к нему присоединятся Европа и Восточная Азия. Но можно ли говорить о том, что это наш ответ китайскому «шелковому пути»?

Альтернатива китайскому «Шелковому пути»?

«У нас (с Китаем — прим. ред.) есть совместное заявление о сопряжении наших внешнеторговых инициатив и интеграционных процессов, таких как строительство Евразийского экономического союза и инициативы «Один пояс — один путь». Вот как раз этот проект я считаю одним из наиболее перспективных для совместного развития Россией и Китаем этих транспортных коридоров. Причем я лично работают именно над тем, чтобы содействовать в этом коридоре «Север — Юг» развитию Транскавказской автомагистрали, включая тоннель, соединяющий Россию с Республикой Южная Осетия», — заметил Санакоев.

Директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов указал на преимущества «Север — Юга» перед китайским шелковым путем:

Китайский Шелковый путь — это, по сути, не единый путь, а несколько транспортных коридоров, часть из которых более, а часть менее развита. Сегодня активно развиваются небольшие коридоры, по типу коридора Китай — Пакистан — Афганистан. А также частично развивается самый длинный евразийский коридор. Китай туда вкладывает очень много денег. Самое главное, он предназначен для переброски китайских товаров в другие страны, прежде всего в Европу и вообще на Запад. Таким образом, этот путь направляется и снабжается одной стороной и, скорее всего, в интересах одной стороны. Коридор «Север — Юг» устроен по-другому, он более интересен для всех участников, поскольку нет одной страны, которая должна его контролировать. Поэтому «Север — Юг» будет не только альтернативой проекту «Один пояс — один путь», но и дополнением.

Геополитические выгоды для России

С точки зрения геоэкономики «Север — Юг» имеет важное значение для Москвы. Он теснее привязывает находящийся под санкционным давлением Иран, который уже изъявил желание продавать нефть в Европу через российскую территорию. Сегодня Дональд Трамп продлил нефтяное эмбарго против Тегерана.

«Север — Юг» также компенсирует активизацию участия Азербайджана в евро-китайских проектах, в частности в запущенном в начале года транспортном узле Баку — Тбилиси — Карс, и теснее свяжет Баку с евразийской интеграцией. Растущая индийская экономика ввиду противостояния с Китаем и хаоса на Ближнем Востоке получает в лице России «дверь» на европейский рынок. Покупка российских С-400 в рублях и участие Индии в антиамериканском клубе БРИКС отчасти свидетельствуют о тех надеждах, которые Нью-Дели возлагает на Москву.

На данный момент товарооборот между участниками «Север — Юга» крайне низкий. Индия и Россия в 2017 г. наторговали лишь на девять миллиардов долларов — в 10 раз ниже, чем Индия и КНР. Еще хуже обстоят дела между Россией и Ираном, чей взаимный товарооборот — два миллиарда долларов — в 30 раз ниже ирано-китайского. Чуть больше Москва торгует с Баку — $2,6 млрд. Завершение проекта «Север — Юг» и модернизация транспортного сообщения между его участниками изменят такой скудный баланс.

Рассуждая о «Север — Юге», нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что китайский «Новый шелковый путь» имеет несколько маршрутов, включая сухопутный, через Дальний Восток и Сибирь, и арктический. В свете нагнетания торгово-экономической войны Дональда Трампа против Китая значимость российского направления «Нового шелкового пути» будет еще выше.

источник

Let’s block ads! (Why?)

Источник

Читайте также: Свежие новости здесь.